Статья 297. неуважение к суду

«Вас ждали, но почему вы не пришли?»

По большому счету, неявка в суд одной из сторон по делу в общем-то явление обычное. Оно и понятно, ведь по общему правилу при неявке на арбитражное заседание своевременно и правильно извещенных о месте и времени его проведения истца и (или) ответчика суд праве рассмотреть дело и в их отсутствие (ч. 3 ст. 156 АПК РФ). Получается, что участники арбитражных споров самостоятельны в выборе форм своего участия в процессе. Поэтому принуждение сторон к обязательному посещению зала суда вполне может быть расценено как превышение арбитрами своих полномочий и вмешательство в исход дела, который должен зависеть исключительно от воли сторон, а взыскание штрафов за неявку объявить неправомерным.

Тем не менее именно с отсутствием в заседании одной из сторон (или других участников процесса) связана едва ли не половина обвинений в неуважении к суду. Например, довольно часто судьи обижаются и на то, что участники дела не приходят на предварительные заседания, и наказывают за это спорщиков штрафом (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 мая 2003 г. по делу N А40-11117/03-2-69). Однако и такое основание вполне можно оспорить. Ведь по смыслу гл. 11 АПК РФ неуважение к суду как процессуальное правонарушение может выражаться лишь в совершении действий либо бездействия в судебном заседании в присутствии суда и иных участников процессуальных правоотношений. Поэтому неявка представителя на судебное заседание сама по себе не является неуважением к суду (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 октября 2010 г. по делу N А56-20097/2010). Кстати, довод, о котором нам рассказала автор публикуемого в начале статьи письма, тоже вполне жизнеспособен. Именно с его помощью удалось растопить сердца кассационных судей одному из участников спора, слушавшегося в Московском окружном арбитраже (Постановление ФАС Московского округа от 18 августа 2003 г. N КА-А40/4891-03).

Иногда арбитражные судьи объявляют об обязательном присутствии на заседании, в том числе и предварительном, всех участников процесса. И если кто-нибудь из них нарушает этот «обязательный» режим, тут же обвиняют его в неуважении к суду (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 2 декабря 2002 г. N Ф09-2519/02-АК). В этом случае надо помнить, что признать явку обязательной можно только для представителей госструктур и должностных лиц (ч. 3 ст. 200 АПК РФ), но никак не для коммерческих предприятий.

Один из самых простых способов снять с себя подозрение, выражающееся в том, что, не придя на заседание, вы не хотели обидеть суд и судей, это доказать, что вас не известили, где и когда будет слушаться дело. Для этого нужно указать, что вы по неизвестной причине не получали определение о времени и месте рассмотрения спора и в материалах дела отсутствуют какие-либо документы, способные опровергнуть ваши показания (Постановление ФАС Поволжского округа от 14 октября 2003 г. N А12-17186/02-С45-V/38).

«Расскажу интересный случай из собственной практики, — делится опытом генеральный директор консалтинговой компании Николай Чегуров. — Представлял интересы предприятия в споре с налоговой инспекцией о возврате налогов. В начале очередного заседания подаю судье паспорт, а он требует решение суда, где я назначен конкурсным. Объяснил, что данный документ был приложен к иску. На что арбитр сказал, что там — копия, а ему требуется оригинал. И переносит заседание в связи с моей неявкой, предупредив, что если такое повторится в следующий раз — оштрафует за неуважение к суду, выражающемся в неявке и повторном непредставлении необходимых для заседания документов. С одной стороны — выглядит ситуация странно. А с другой — если формально — то судья, наверное, прав. Ведь получается, что мои полномочия не были подтверждены надлежаще заверенным судебным актом, а значит, от истца не было никого, кто мог бы на законных основаниях представлять его интересы».

На самом деле у судьи есть законное право требовать от участника обязательного присутствия на заседании и наказывать за неявку в том случае, если этот человек представляет в споре сторону государства. К нему не относится критерий добровольности посещения всех этапов рассмотрения спора. «В моей практике был случай, когда я представлял интересы налоговой и опоздал в суд на 10 минут; за это время арбитр успела позвонить моему начальнику, сообщить, что меня нет, пригрозить штрафом и заявить, что я тем самым проявил неуважение к суду», — рассказывает юрист, специалист по финансовому праву консалтингового центра «Бизнес-куратор» Алексей Зайцев.

Оскорбление — не оскорбление?

Вопрос достаточно субъективный. Один человек и на откровенное ругательство внимания не обратит, а другой примет за оскорбление высказанное в его адрес строгое замечание. Если обидчик в своем высказывании, пусть даже и эмоциональном, обоснованно указывает на неправоту и ошибки оппонента, делает ему замечания, высказывает несогласие с его точкой зрения, недовольство его поведением, не используя при этом откровенно нецензурных выражений, то можно считать, что он всего лишь высказывает своё мнение.

Например, два варианта высказывания начальником недовольства по поводу выполненной его подчинённым работы:Вариант 1. Василий Иванович, ваш отчёт никуда не годится. Я не знаю, откуда вы взяли данные… Видимо, достали с Луны. А мы вполне земные жители, и давайте будем уважать труд друг друга. Прошу вас переделать отчет, но использовать при этом реальные цифры!Вариант 2. Василий Иванович, я уже устал вам говорить, что вы лентяй и бездарь! Ваш отчет никуда не годится! Я не понимаю, почему до сих пор держу на работе такого идиота, как вы!

Первый вариант, хотя и высказанный в довольно эмоциональной форме, вряд ли можно назвать оскорблением, скорее грубым замечанием. А вот второй, в котором содержатся откровенные ругательства, унижающие работника, считать оскорблением вполне возможно.

По моим правилам

Еще одной причиной, связанной с тем, почему судья может посчитать, что к нему неуважительно относятся, может стать несоблюдение правил ведения спора, которые установил арбитр. «У меня был случай, когда служительница Фемиды посчитала, что я неуважительно к ней отношусь. Она обязала меня доказать свои требования, хотя я представлял интересы ответчика. По правилам истец должен доказать свои требования. В ответ на эту просьбу я, ссылаясь на нормы права, попытался убедить ее, что это не входит в мои обязанности. Вот тут я услышал, что учить жить судью не надо, дело при этом было проиграно», — рассказывает Александр Трач.

В процессе заседаний такие ситуации случаются довольно часто. Судьи (лишь на том основании, что именно они определяют, каким образом должно проходить заседание), диктуют условия, которые нередко противоречат либо общепринятым нормам, либо законодательно закрепленным правилам. Оценить, насколько введенный арбитром порядок способствует установлению истины, удается не всегда. Однако возражения служителям Фемиды приводят в большинстве случаев к печальным последствиям и проигранным делам. Поэтому даже если вы усматриваете в «правилах игры», которые установил судья, отступление от процессуальных норм, то лучше арбитру не перечить; чаще всего ваши доводы все равно не смогут повлиять на результат.

Комментарий к статье 319 УК РФ

Комментарий под редакцией А.В. Бриллиантова

Основным объектом преступления является нормальная деятельность органов власти, их авторитет.

Дополнительный объект – честь и достоинство представителя власти.

Общественная опасность оскорбления представителя власти состоит в том, что данное преступление подрывает авторитет органов управления, создает обстановку нервозности в деятельности их сотрудников, затрагивает их честь и достоинство, тем самым внося дезорганизацию в работу органов управления.

Объективная сторона состоит в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Оскорбление представляет собой унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Под честью понимается общественная оценка личности, относящаяся к ее моральным, нравственным, духовным, социальным качествам. Достоинство – это внутренняя самооценка личности с позиции своей значимости в обществе, конкретном коллективе, самооценка своих умственных, деловых, моральных качеств.

Оскорбление может быть осуществлено любыми способами: словесно, жестами, письменно и т.д. Способ совершения преступления не влияет на наличие состава преступления.

Для рассматриваемого состава преступления необходимо наличие нескольких условий.

Во-первых, оскорбление должно быть осуществлено публично. По смыслу уголовного закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, а равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти. Это означает, что факт оскорбления становится достоянием третьих лиц или хотя бы одного лица и виновным данное обстоятельство осознается. Например, оскорбление наносится с использованием внутреннего радиовещания. Оскорбление может быть совершено как в присутствии потерпевшего, так и в его отсутствие.

В этой связи Верховным Судом РФ было признано, что в действиях Г. отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ По делу было установлено, что Г. в адрес сотрудника милиции Х. в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии М. – санитарки медицинского вытрезвителя и Т. – фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц, были высказаны оскорбления в виде грубой нецензурной брани. По мнению Верховного Суда РФ, объективные данные, свидетельствующие о том, что Г., высказывая оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью, в приговоре не приведены. Отсутствуют они и в материалах дела.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Г. был отменен, а уголовное дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Во-вторых, оскорбление должно быть осуществлено в период исполнения представителем власти своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. Если деяние осуществляется за пределами указанных обстоятельств, оно подлежит квалификации по статьям УК РФ, устанавливающим ответственность за преступления против личности. Вместе с тем для состава оскорбления представителя власти не будет иметь значения мотивация оскорбления, если оно нанесено в период исполнения должностных обязанностей. Оскорбление в связи с исполнением должностных обязанностей означает наличие субъективной связи между действиями потерпевшего как представителя власти и нанесенным оскорблением. Такое оскорбление может быть, к примеру, местью за деятельность представителя власти, выражением недовольства такой деятельностью.

В-третьих, оскорбление должно быть выражено в неприличной форме. Неприличная форма означает не только нецензурную брань или непристойные жесты в адрес представителя власти, но и иные формы, которые находятся в противоречии с принятыми в обществе нормами поведения, например плевок в лицо, пощечина, уничижительная кличка и др.

По конструкции объективной стороны данное преступление является преступлением с формальным составом и считается оконченным с момента совершения оскорбления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что унижает честь и достоинство представителя власти, и желает этого. При нанесении оскорбления не в период исполнения потерпевшим должностных обязанностей обязательным признаком субъективной стороны состава преступления является его мотивация – связь с исполнением должностных обязанностей.

Субъект преступления общий – вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Другой комментарий к статье 297 Уголовного Кодекса РФ

1. Непосредственным объектом преступления является установленный нормативными актами порядок судебного разбирательства. Дополнительный объект преступления — это честь, достоинство и деловая репутация участников судебного разбирательства. Потерпевшими являются указанные в законе лица (участники судебного разбирательства (ч. 1), а также судья, присяжный заседатель, иное лицо, участвующее в отправлении правосудия (арбитражный заседатель, прокурор — ч. 2)). К участникам судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК) относятся все лица, участвующие в судебном процессе, за исключением лиц, названных в ч. 2 рассматриваемой статьи. Этими участниками судебного разбирательства могут быть: прокурор, судебный пристав, свидетель, эксперт, понятой, специалист, переводчик, защитник, потерпевший, подсудимый, секретарь судебного заседания, гражданский истец, гражданский ответчик, заинтересованные лица и т.д. Участниками судебного разбирательства по гражданским делам являются лица, участвующие в деле (ст. 34 ГПК). К участникам арбитражного судебного разбирательства относятся лица, участвующие в деле (ст. 40 АПК), а также их представители и содействующие осуществлению правосудия лица — эксперт, свидетель, переводчик, помощник судьи и секретарь судебного заседания (ст. 54 АПК).

2. Объективная сторона состава преступления (ч. ч. 1 и 2) состоит в действиях, выражающих неуважение к суду путем оскорбления участника судебного разбирательства, судьи, присяжного или арбитражного заседателя, прокурора. Оскорбление — это выраженная в непристойной, в неприличной форме отрицательная оценка личных качеств какого-либо участника судебного разбирательства, высказанная во время судебного заседания или в помещении суда, направленная на унижение его чести, достоинства и деловой репутации. Оскорбление может выразиться, например, в унизительном заявлении о непрофессионализме защитника, пристрастности судьи, грубости прокурора, нецензурной брани в адрес участников судебного заседания либо в циничном высказывании в присутствии потерпевших, направленных на особенности их личности, и т.п.

3. Действия совершаются путем устных или письменных заявлений, конклюдентных действий в зале судебного заседания и считаются оконченными с момента их совершения независимо от наступления последствий. Состав преступления по конструкции — формальный.

4. Оскорбление перечисленных лиц вне зала судебного заседания или после разрешения дела, хотя и в связи с рассмотрением этого дела, материалов в суде, не образует состава преступления. Поэтому обязательным признаком объективной стороны этого состава преступления является место совершения преступления — зал судебного заседания или иное помещение суда.

5. Субъектом состава преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

6. Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.

Недоверие как кара за бездушие

На практике встречается сколько угодно случаев, когда основанием для того, чтобы заподозрить арбитра в некомпетентности и нежелании установить справедливость, становится равнодушие этого облеченного полномочиями лица к своему делу.

«Мне один раз пришлось настаивать на отводе. На меня подали в суд по откровенно сфабрикованному делу. Сомнения вызывали даже документы, которые обвинитель представил. Понимая, что судья не обращает на это никакого внимания, я попытался его сменить. Это привело к тому, что тот же самый человек уделил делу больше внимания, разобрался во всех деталях и вынес правильное решение. Я понимаю, что у судей большая загруженность, но от этого не должны страдать невинные люди», — говорит предприниматель Андрей Сыпко.

«Можно привести интересный случай из судебной практики, имевший место в Великобритании. Там адвокат заявил отвод судье только потому, что тот вел себя безразлично и отстраненно, когда выступал сам адвокат, а при выступлении противной стороны наклонял корпус вперед, выражая тем самым свою заинтересованность. Представитель посчитал, что такое поведение судьи воздействует на присяжных заседателей», — рассказывает Сергей Жердев.

Сложность в использовании механизма отвода судьи заключается в том, что заявление рассматривает тот же самый человек, которому вы выражаете недоверие. Впрочем, очень мало находится судей, которые идут на открытый конфликт и настаивают на собственноручном рассмотрении дела, даже зная о негативном отношении к себе участников процесса.

Штрафное взыскание за проявление неуважения по отношению к суду в административном судопроизводстве

На основании ч. 2 стат. 122 КАС РФ, суд управомочен наложить судебный штраф за неуважительное отношение к суду и процессу в целом.

Проявление неуважения по отношению к суду

Размер штрафа определяется по усмотрению судьи, но не может превышать максимального размера, указанного в ч. 1 стат. 122 КАС. Разъяснение — например, на гражданина не могут наложить взыскание, превышающее 5 тыс. рублей*, а на должностное лицо — 30 тыс.*

Штраф за оскорбление личности

Важно! Судебный штраф накладывается только в том случае, если в действиях виновного отсутствует состав уголовного преступления, предусмотренного стат. 297.

Другими словами, гражданин получит штраф, если не будет высказано прямое оскорбление судьи в зале судебного заседания, а к примеру, он будет просто громко разговаривать с другими участниками процесса, слушать музыку на телефоне или иным образом мешать осуществлению правосудия.

Отметим, что под неуважением к суду согласно нормам КоАП также могут рассматриваться действия:

  • должностных лиц, направленные на непринятие мер по частному определению или постановлению суда (стат. 17.4 КоАП);
  • работодателей по воспрепятствованию явке в суд присяжного заседателя (стат. 17.5 КоАП).

Про штрафы в Украине см. подробнее в ст. 185-3 КУоАП.

Для отвода глаз

На самом деле в роли незаслуженно оскорбленных могут оказаться не только судьи, но и участники процесса. Служители Фемиды тоже иной раз неуважительно относятся к мнению юриста, к истцу и ответчику. Такие случаи в практике адвокатов не редкость.

«В арбитражном суде Москвы работала судья по фамилии Дегтярь. Она была известна юристам всей столицы тем, что во время заседаний нецензурно выражалась, ссорилась с участниками процесса, кричала на них, вызывала судебных приставов, хотя в арбитражном процессе это нонсенс. Люди реагировали по-разному. Одни платили ей той же монетой, другие писали жалобы. Многие записывали заседания на диктофон и несли в Высшую координационную коллегию арбитражного суда. Возможно, одно заявление не сыграло бы большой роли, но так как оскорбленных оказалось довольно много, судья вскоре лишилась работы», — продолжил тему Алексей Зайцев. Поэтому и на не в меру ретивых арбитров можно найти управу, если они позволяют себе действия, не укладывающиеся в рамки морали. Не стоит забывать, что они являются арбитрами в установлении справедливости, но все же не конечной инстанцией.

Если наладить нормальный диалог не получается и доказать несправедливое и неучтивое отношение судьи нелегко, всегда можно воспользоваться возможностью заявить отвод судье. Сразу скажем: для заявления отвода необходимо иметь очень веские основания. В противном случае голословные заявления о недоверии служителю Фемиды вполне могут быть расценены как неуважение к суду и попытка искусственно затянуть процесс (Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 3 апреля 2003 г. N Ф04/1430-204/А70-2003 и от 25 февраля 2003 г. N Ф04/854-73/А70-2003)

«Обратите внимание на те обстоятельства, которые действительно могут быть поводом для заявления отвода арбитражному судье, — поясняет Сергей Жердев. — Сюда можно отнести сомнение в беспристрастности служителя Фемиды, если рассматриваемое дело связано с другим спором, который находился в ведении этого же судьи

О недоверии к судье можно заявить и в том случае, если дело рассмотрено арбитражным судом в незаконном составе. Заявление отвода будет выглядеть обоснованным и в том случае, если арбитр отклонит несколько ходатайств и их заявитель пояснит, что он расценивает это как необъективность суда. А вот объявлять об отводе неоднократно и по основаниям, которые уже были предметом рассмотрения, нельзя, так как эти действия нарушают нормальный ход процесса и организацию работы суда». Достаточными причинами для отвода судьи можно считать наличие у него сложившегося субъективного мнения о предмете спора. «К примеру, если этот же человек был следователем по данному делу, он является знакомым и родственников противной стороны. В любом из этих случаев можно и даже необходимо объявить об отводе судьи», — считает Александр Трач.

Состав оскорбления и квалифицирующие основные признаки

Преступление, совершенно по неосторожности или при наличии злого умысла в отношении законного представителя действующего закона может быть рассмотрено с нескольких сторон:

  • с объективной точки зрения оскорбление в адрес полицейского, само ругательство;
  • потенциальный основной участник преступления – лицо, которое может нести ответственность за свои действия, старше 16 лет:
  • умысел здесь единственный и никакой другой – прямой, в этом и заключается субъективная сторона.

При определении самого состава высказывания весомый аспект – вред личности должен быть причинен при свидетелях, что и определяет наличие обстоятельства, дискриминации должности, занимающей потерпевшим либо власти.

Методика расследования

Чаще всего старт следственным действиям даёт заявление оскорблённого человека. Это может быть (в том числе) рапорт потерпевшего собственному начальству. Также не исключается, что оскорбитель явится с повинной.

Необходимо изучение всех материалов, которые позволяют конкретизировать состоявшееся злодеяние, правильно квалифицировать его. Это могут быть записи официальных и любительских видео, материалы СМИ.

Если оскорбление было сделано устно и/или при помощи жестов, особенно необходимо как можно более достоверно воссоздать события. Только в этом случае следователь сможет оценить происшедшее с правоохранительной точки зрения. Уголовное дело возбуждают, когда для этого наберётся достаточно веских оснований.

Комментарий к Статье 297 УК РФ

1. Основным объектом преступного посягательства является авторитет судебной власти. Основанием последнего служит признание суда органом, наиболее гарантирующим объективное, справедливое решение правовых вопросов, споров. Проявление неуважения к этому органу может отрицательно сказаться на осуществлении им функции правосудия, затруднить исследование доказательств, а также лишить процесс той воспитательной роли, которую он призван выполнять. Умаление авторитета суда отнюдь не способствует надлежащему восприятию вынесенных судебными инстанциями правоприменительных актов.

По коммент. статье преследуется лишь такое неуважение к суду, которое выразилось в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2), либо участников судебного разбирательства (ч. 1), честь и достоинство которых являются дополнительными объектами посягательства.

2. Понятие «оскорбление» следует толковать в соответствии с определением, данным в ст. 130, в том числе применительно к коммент. составу обязательным является требование неприличной формы действий или высказываний.

3. В составах неуважения к суду специфику оскорбления определяет круг потерпевших. В ч. 2 коммент. статьи в качестве таковых названы судьи, присяжные заседатели, а также другие лица, участвующие в отправлении правосудия. Содержание ст. 1 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» позволяет заключить, что в настоящее время потерпевшими от данного преступления могут выступать судьи любой ветви и любого звена судебной системы, присяжные заседатели, арбитражные заседатели.

Потерпевшие от преступления, предусмотренного ч. 1 коммент. статьи, определены как участники судебного разбирательства, под которыми следует понимать лиц, выполняющих процессуальные функции в центральной стадии процесса, за исключением субъектов, участвующих в отправлении правосудия.

4. Специфика оскорбления, о котором идет речь в коммент. статье, состоит также в том, что оно является проявлением пренебрежительного отношения к суду. О том, что оскорбление вершителя правосудия будет выражением неуважения к суду, можно говорить, во-первых, в том случае, когда подобное нарушение наносит вред порядку в судебном заседании, свидетельствует о непочтении к судебной процедуре, а во-вторых, когда оскорбление имеет мотивационную связь с судебным процессом. Так, виновным в неуважении к суду был признан адвокат К., который во время судебного разбирательства по УД в отношении Л. дважды назвал председательствующего по делу судью А. преступником .
——————————— БВС РФ. 1997. N 11. С. 10 — 11.

4.1. В ситуации, когда оскорбление судьи, присяжного заседателя и других лиц, участвующих в отправлении правосудия, имеет мотивационную связь с судебным процессом, не имеет значения ни место, ни время совершения преступления, поскольку и такое оскорбление есть оскорбление носителя функции правосудия и судебной власти.

4.2. Иной подход должен быть проявлен в том случае, когда речь идет об оскорблении участников судебного разбирательства. Так, не выступают проявлением неуважения к суду оскорбительные действия или высказывания, адресованные только указанным лицам, если они осуществлены вне судебной процедуры, даже если это происходит в здании суда.

5. Составы преступления по форме вины являются прямо умышленными. Виновный осознает, что унижает честь и достоинство соответствующего участника процессуальной деятельности, что избранная им форма обращения с ним не принята в обществе, что оскорбительные действия или высказывания выступают проявлением пренебрежительного отношения к суду как носителю судебной власти и осуществляемой им функции правосудия, и желает совершить такие действия.

6. Субъектом преступного посягательства является любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, за исключением лиц, участвующих в отправлении правосудия. Оскорбительные высказывания судей по отношению к участникам судебного разбирательства дают основание для квалификации подобных деяний по ст. 286, так как свидетельствуют о явном выходе их за пределы предоставленных судьям полномочий.

7. Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 коммент. статьи, отнесены законодателем к категории преступлений небольшой тяжести.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий